вторник, 30 октября 2012 г.

Хочется писать тебе письма. В голове вертятся вопросы.
Они словно ветер, подхватывают мои мысли, и уносят их так далеко. Круг за кругом. 
Воробьевы горы уже черно-серые. На самом деле готовы стать белоснежными.
Меня можно поздравить с первой разбитой зимней коленкой. С мокрым пуховиком, с красными щечками, с вечной шоколадкой в левом кармане.

Я чувствую себя немного вне времени, вне пространства. Я говорю всем какие-то важные, глобальные вещи, и наверное кажется, что моя душа нараспашку. Но главное остается только со мной. Мелочи, детали. Желтые сноубордические штаны, теплое какао вечером, новая пачка фломастеров.

Так здорово гулять под дождем, когда ты около 30 часов не спишь, и все уже сливается в единый шум и внутри тебя бесконечная мягкая вата.. и ты в нее падаешь-падаешь-падаешь. А на ногах - тимберлэнды, которые никогда, ни при каких условиях не промокают. И они носят тебя как кораблики среди потоков воды, которая стекает перпендикулярно Ленинскому проспекту.

Моя Москва. Твои безумные рисунки. Его красная куртка. Ее золотистые кудряшки. Железнодорожные пути в тумане,в шесть утра, когда мы стоим вдвоем около окошка. Я отпускаю себя. Я не держу, не отталкиваю, не привязываю, не отбираю. Я это я. И я с тобой.

четверг, 25 октября 2012 г.


Дома тишина. Густая, темная, вязкая. Почти зимняя. Я иду, завернутая в полотенце, по коридору. Мокрые завитки волос, тепло по рукам и ногам. Я иду медленно, едва наступая на доски паркета, чтобы донести, не расплескать все те мысли, которые мне хочется написать тут.
Самое сложное - написать просто. Потому что все просто. Все чувства обнажены, они блестят, ярко. 
Ванная - мое убежище после морозных дней. Я беру с собой книгу, Ремарка, "Жизнь взаймы". Она отвлекает меня, уводит в свой мир. Но некоторые строчки с размаху кидают обратно. "Неотвратимое уже стало частью ее самой..." Я поднимаю руки с книгой высоко над водой, зажмуриваю глаза, набираю воздух в легкие и окунаюсь в теплую воду. Мурашки по телу. Не от воды. От чувств.
Утром я писала черно-белый натюрморт. И хоть я опоздала, это не отразилось на моей работе в целом. Я погрузилась в это до предела. А знаете, черное на самом деле такое изумрудное! А белое в тени - фиолетово-коричневое, а на свету - голубое. Так и люди. Может быть с первого взгляда черные или белые. Но это уже проблема восприятия.

После таких ночных разговоров не нужно много сна. Они питают. Та самая неприкрытая энергия. Дикая, необузданная, откровенная, смелая, свежая. Простая, очевидная. Я чувствую себя маленькой, или наоборот слишком взрослой. Но я готова довериться. Я просто доверяю. Я закрываю глаза и ощущаю что-то настолько новое.
И в этот самый момент в жизни... момент, когда я перестаю контролировать, строить, считать, решать, вдруг возвращаются люди. И нет уже того негатива. Я просто рада видеть кого-то, о ком я однажды много знала. Пусть это длилось пять минут. Пусть в одном взгляде было выражено так много, а потом погасло. Не суть, была то любовь или ничего не было. Суть в том, что сейчас вдруг оказываются достроенными те старые, порванные связи. Частицы соединяются, это перестает быть проблемой и так гармонично существует внутри.
Спасибо, осень.

А еще знаете что? Я чувствую себя ребенком, как никогда. И вдруг звонит телефон. Слезы наворачиваются на глаза. Но меня попросили молчать. Не говорить. И я понимаю, я обещаю, и я остаюсь с этим один на один. И я должна нести это в себе. И я буду. В этом я буду взрослой.